Радиопрограмма «Не из той оперы»

С 2009 года Виктор Иванович является автором и ведущим еженедельной программы «Не из той оперы» на радио «Орфей». Программа выходит при поддержке Федерального агентства по печати и информации. Гостями программы в разное время были выдающиеся россияне -  академик Е. В. Чазов, народный художник СССР А. М. Шилов, народная актриса России Л. А. Чурсина, ректор Московского института иностранных языков Э. Ф. Володарская и многие другие.

Аудитория классической музыки – не только профессионалы, имеющие специальное образование. Аудитория радио «Орфей» - это широкий круг людей с разными биографиями, разными жизненными путями, но объединенные одной страстью – к классической музыке.

Многие из наших слушателей достигли высокой планки  в самых разных областях жизни: политика, экономика, культура, спорт. Но при этом часть их души отдана классической музыке. Они посещают классические концерты, слушают классическую музыку дома.

Приглашаются известные политики, деятели культуры, науки и искусства на Программу «Не из той оперы». Во время разговора с ними слушатели узнают больше об этих известных людях, герои рассказывают о себе, вспоминают эпизоды из своей жизни, называют свои любимые музыкальные произведения. Авторы программы хотят показать, какой значимой может стать классическая музыка в жизни человека, как она определяет его отношение к жизни, помогает ему достигать поставленных целей.

«Не из той оперы» - не только эфирная программа. Это своего рода музыкальный семейный клуб. В конце программы приглашенный получает специальное удостоверение, которое означает, что он и его семья становится членом Клуба любителей радио «Орфей». С этих пор они будут получать приглашения на музыкальные вечера, концерты, которые проводят Российский Государственный музыкальный телерадиоцентр и радио «Орфей».

Как правило, в эфире "Орфея" вы слышите интервью известных музыкантов — дирижеров, исполнителей, руководителей коллективов; в гости в нашу студию приходят как знаменитые, так и еще молодые музыканты. А мы подумали и о тех людях, которые по профессии музыкантами не являются, но страстно увлечены музыкой. Про них часто говорят — «не из той оперы».

перейти на сайт

Александр Кудрявцев
Александр Кудрявцев
12.02.2018

Александр Петрович Кудрявцев – Президент Российской академии архитектуры и строительных наук, в прошлом ректор, а ныне Президент Московского архитектурного института рассказывает о родстве архитектуры и музыки, как относящихся к области выразительного искусства…

Уже не первый раз прославленный архитектор, член различных международных академий рассказывает на волнах радио «Орфей», на этот раз в программе «Не из той оперы…», о своем музыкальном детстве и архитектурном становлении, о тесной взаимосвязи этих двух искусств и о культуре современного общества, в принципе… Беседуя с Виктором Добросоцким  они случайно, но единогласно приходят к идее экспериментального проекта – ввести в учебный процесс факультатив по классической музыке. Так почему бы не начать с Московского архитектурного института?...  

О музыке: «Наверное, самое правильное сказать, что я вообще не делю музыку на классическую и неклассическую. Есть музыка, в которой счастье жить! Это часть мира! Время от времени я задумываюсь – неужели есть люди, которые не слышат этой красоты. А такие люди, к сожалению, есть…»

О семье: «Профессиональный музыкант у нас в семье – моя мама. Она была профессором Московской консерватории в конце жизни. А когда я начал себя сознавать, и меня надо было куда-то девать, она меня брала в консерваторию, где работала концертмейстером в разных классах. И я помню, например, был такой тенор, как я теперь понимаю, Райский – у него была огромная борода. А потом я его встречал в кинофильме «Музыкальная история», оказывается, он учил Лемешева…»

О взаимосвязи архитектуры и музыки: «Это известно, что архитектура и музыка относятся больше к выразительным искусствам, нежели к изобразительным. Я считаю, что это более высокий уровень творчества и соответственно восприятия. Архитектура, вообще говоря, взаимодействует с музыкой. Я думаю, что архитектура обслуживает музыку, уж если так рассуждать. Нельзя сказать, чтобы однажды архитектор услышал какую-то мелодию и она его вывела на некие архитектурные образы. По всей вероятности они связаны более сложными культурными взаимодействиями…»

О музыкальной культуре архитектора: Я вынужден сказать, что у меня ощущение такое, что опускается планка... Раньше, я помню, наши профессора были завсегдатаями Большого зала Московской консерватории. Они у нас на глазах в Архитектурном институте обсуждали то, что они слушали накануне. Это было всегда интересно, мы даже повторяли их походы, для того, чтобы сверить свои собственные впечатления.  Должен вам сказать, что девушки нашего времени очень поощряли походы в консерваторию, а мы это воспринимали, как определенную элитарность. Сейчас все по-другому…»

Об исчезновении шедевров: «По всей вероятности естественным развитием архитектора является сначала стопроцентное увлечение созданием новых форм, утверждение самого себя через архитектуру. Но постепенно ты приходишь к мысли о том, что все созданное, все то, что осталось - не менее великое, чем то, что ты пытаешься сделать. На самом деле более великое. И жизнь оставляет нам лучшее из того, что создали наши предшественники, и такое, что превзойти вообще невозможно… У нас на глазах происходит исчезновение того, трогающего душу, что называется исторической средой. Это уголки старой Москвы, или Петербург сего небесной линией. Последние особенно годы показали, как у тебя на глазах может измениться город, в котором ты жил, который ты любил, в котором ты хочешь умереть. Ты понимаешь, что шедевры не могут существовать сами по себе, они могут существовать только в этой самой среде…Ты понимаешь, что без прошлого настоящее существовать не может, а соответственно мы не сможем построить и будущее…»

Виктор Федоров
Виктор Федоров
26.09.2009

Генеральный директор Российской государственной библиотеки – Виктор Васильевич Федоров. О фильмах, музыке и книгах говорит один из самых начитанных людей страны…
Виктор Федоров: «Мне кажется, что мы сейчас живем в такое время, когда человечество само себя много лишает. Ведь, скажем, может же человек представить, что он всю жизнь прожил и не сходил в музей, в библиотеку ту же. Он и знать не знает… И можно представить себе человека, для которого, вообще, классическая музыка – это некая абракадабра. Но он то сам себя лишил вот этой возможности понять ее…»

Евгений Князев
Евгений Князев
21.08.2009

Мир драматического театра неотделим от музыки. На этот раз об этом говорит Народный артист России, Лауреат Государственной премии РФ, ректор театрального института им. Щукина, артист театра и кино Евгений Владимирович Князев.

Сегодня имя Евгения Князева известно всем, творчески артист востребован и признан. Он активно снимается в кино, играет в театре, делает радиоспектакли и озвучивает аудиокниги, не говоря уж о ежедневной занятости в родном Щукинском институте. Совсем недавно завершилась работа над новым проектом – культовым историческим сериалом «Вольф Мессинг», где Евгений Князев сыграл главную роль. Впрочем, именно о своих ролях, спектаклях, где довелось играть, о своих учителях и коллегах рассказывает Евгений Князев в программе. Это такая беседа о театре во времени, начиная с 90-х годов, когда людей необходимо было заново приобщать к театральному искусству, до сегодняшних дней, совершенно других, полных идей, проектов и возможностей.

Евгений Князев (цитаты): «Я отношусь к той категории людей, которые очень любят музыку. И я сам про себя говорю, что если бы у меня было чуть больше слуха, я бы никогда не занимался драматическим театром, а обязательно занимался бы музыкальным театром, или, по меньшей мере, я был бы эстрадным певцом, потому что до такой степени это мне нравится…»

«В детстве моя мама предлагала мне купить баян, а вот от баяна я категорически сам отказывался, потому что мне казался он не тем музыкальным инструментом, которым можно заниматься…»

«Конечно, первые мои детские воспоминания связаны все-таки с драматическим театром. Почему? В общем, если так уж грубо говорить, я рос среди такого рабочего поселка, это лагерь интернированных был – там были люди разны национальностей, никакой культурной среды там особенно не было. И опять я не прав. Потому что мне повезло в том смысле, что, во-первых, недалеко Ясная поляна, а во-вторых, что Бог не делает все к лучшему, потому что моими учителями в школе на тот период были люди, которым нельзя было вернуться к своим постоянным местам проживания. И у меня в школе были учителями несколько преподавателей из московских институтов…»

«Где была музыка? Музыка была из радио. Я учился в Горном институте, и мне нужно было делать дипломные проекты. Я мог сосредоточиться на работу только ночью, когда мне никто не мешал, когда меня никто не отвлекал. Когда я сидел за кульманом, у меня всегда работало радио, тогда был круглосуточный только «Маяк». И я благодарен «Маяку» за то, что 25 минут музыки и 5 минут информации, я знал что творится в мире. А ночью чаще всего передавали классическую музыку, вот там я ее много слушал на радио «Маяк». Если приходилось работать днем, я очень много слушал «Театр у микрофона»…Радио стало для меня огромным воспитателем в сфере культуры – я знал арии, я знал известные классические оперетты, я это слышал, и я на этом рос…»

Театральный институт имени Бориса Щукина по праву считается одним из самых музыкальных театральных вузов страны. В обязательный состав предметов артистического воспитания входят: классический танец, музыкальная грамота и работа в музыкальном ансамбле. В прошлом году в институте был набран специальный курс артистов музыкального театра, этот экспериментальный проект осуществляется при содействии Московского театра оперетты. А музыкальная комедия «Белая акация» Дунаевского, поставленная в свое время как дипломный спектакль в Щукинском училище заслуженным деятелем искусств, режиссером Владимиром Иваноным, сегодня полностью перенесена на сцену Вахтанговского театра, где идет с беспрецедентным успехом.

Григорий Потоцкий
Григорий Потоцкий
24.07.2009

Академик многочисленных международных академий, член Международного союза художников при ЮНЕСКО, член Союза художников России, скульптор и живописец, участник более ста персональных, российских и зарубежных выставок – Григорий Викторович Потоцкий рассказывает о доброте в искусстве...
Григорий Викторович родился в 1954 году в Курганской области. В 1977 году он окончил Государственный институт искусств им. Грекова в Одессе (факультет скульптуры), а в 1986 году окончил исторический факультет Государственного Кишиневского университета.
В галерее скульптора неисчислимое число портретов выдающихся людей современности, среди них: Жерара Депардье, Пьера Ришара, Шарля Азнавура, Инокентия Смоктуновского, Льва Дурова, Юрия Куклачева, Николая Караченцева, Аллы Баяновой, Тонино Гуерра, Паоло Коэльо, Александра Солженицына, Патриархов России Кирилла и Грузии Ильи II, духовного лидера всех монголов Богдо-гэгэна IX и многих других…
О детстве: «У меня, к сожалению, было очень тяжелое детство. Я родился в Сибири, лежал в санатории и не ходил десять лет. Тогда очень много внимания уделяли классическому образованию. Поэтому к нам приходили музыканты, и они исполняли классическую музыку. Обязательно – вот этим вот маленьким детям по 7-8 лет, которые лежали в гипсе. Приходили музыканты, они играли на аккордеоне очень какие-то серьезные вещи. Ведь пианино было не в каждом санатории. А позже, когда появилось пианино – исполнялся Рахманинов, Чайковский… Вот так музыка вошла в мою жизнь, в такой очень сложный период».
О скульптуре: «Вообще скульптура – это застывшая в камне музыка. Скульптура только тогда становится художественным произведением, когда внутри нее звучит без звука музыка… Я очень люблю музыкантов. Музыканты – это высшая точка выражения художественного в человеке. Я, например, лепил Гречанинова – это великий русский композитор начала и середины XX века. В то время когда разрушались храмы, он писал религиозные мотивы, он создавал свои хоральные прелюдии. А простые люди крушили церкви…»
О доброй музыке: «Для меня Моцарт – он очень светлый и очень чистый, и очень ясный. Моцарт всегда оставляет в душе свет. Он легкий, он такой порхающий, несмотря на свою трагическую судьбу. Но если называть кого-то добрых из композиторов, именно по музыке, то это, конечно, Моцарт».
О гениальности: «… Гениальность – это есть то, что делает человека всеобщим, всемирным. У гениальности нет национальности и нет принадлежности. Гениальное произведение принадлежит всему миру. Оно не знает границ. Доброта не знает границ и доброта не знает границ».

Владимир Осьминин
Владимир Осьминин
17.07.2009

Еще одна замечательная беседа в рамках программы «Не из той оперы» - с выдающимся человеком современности, режиссером-документалистом Владимиром Владимировичем Осьмининым. Совершенно невероятно представить, но на его счету более 600 картин, 27 (!) побед в международных конкурсах и две Государственные премии СССР… О жизненном кино и о том, что есть музыка в нем, рассказывает один из лучших российских режиссеров в этом жанре.
О мощи классической музыки: «Первый раз я услышал мощное звучание симфонического оркестра в консерватории, куда мы ходили всей семьей. И меня поразили портреты, удивительные портреты композиторов, которые там были на стенах. И эта мощь звука! Я даже сейчас помню то ощущение, когда мурашки пошли. Это было для меня счастье, и это осталось у меня в подкорке. Это событие я уже подзабыл – а вот ощущение осталось…»

О современном документальном кино в России: «Я очень недоволен документальным кино сегодня. Это такой набор сплетен и домыслов. Потому что любое явление, оно такое мощное и крупное – его можно расчленить на массу маленьких кусочков и сделать из этих кусочков нечто основное.  А нужно рассматривать историю в целом. Поэтому я когда смотрю, все время думаю – ну что это такое? Какие-то мелочи, пикантности, которые никакого отношения к русской истории не имеют. А ведь русская музыка, русская история, русская литература – это объемные купола, которые вбирают в себя всю жизнь, где рассматривается суть явления, а не всякая мелочь…»

О музыке в кино: «Музыка в кино – она имеет тайный смысл раскрытия изображения. Я могу показать одно, а сопроводить это музыкой такой, что перевернется само изображение, появится новый смысл его…»
И о музыке вообще: «Конечно, культура – это вещь очень сложная и, я бы сказал, оберегаемая. Потому что нельзя сделать все народы мира культурно похожими. Но в чем, я абсолютно уверен – что именно музыка несет в себе такое облако, вбирающее в себя всю планету, и даже папуас может различить и ощутить ее. Поэтому музыка – этот тот интернациональный язык, на котором говорит планета Земля».

Петр Александров
10.07.2009

Петр Анатольевич Александров – директор Института информационных технологий Российского научного центра «Курчатовский институт», доктор физико-математических наук. Физика и классическая музыка – где и когда происходит это пересечение?

Петр Александров: «В моей жизни пересечение музыки и науки наступило очень рано. Я только начал себя, так сказать, ощущать человеком, а вокруг уже была классическая музыка. Моя мать была большой любительницей музыки, и у нас дома были любительские спектакли, к которым она всегда сама подбирала музыку. Часто нас, детей, водили в театр, потом мы стали ходить в консерваторию. Музыка всю жизнь меня сопровождает…»

Ольга Кабо
Ольга Кабо
03.07.2009

В программе «Не из той оперы» - блистательная женщина, замечательная актриса, заслуженная артистка России Ольга Кабо, которая рассказывает о том, как музыка осталась звучать в душе, а театр стал ее музыкой...
Ольга Кабо: «Я считаю, что у меня такое советское классическое воспитание. И когда я была маленькой, естественно, я училась в музыкальной школе. Родители хотели, что бы я знала иностранный язык, играла на пианино, в общем, была таким востребованным ребенком, имеющим палитру чувств и палитру возможностей, из которых потом можно было бы выбрать что-то себе на будущее. И мне так повезло, что в музыкальной школе, где я училась, моим педагогом была Ирина Федоровна Шнитке – супруга Альфреда Шнитке. она была необыкновенной красоты женщина, интеллигентная, потрясающая пианистка. Она очень не любила заниматься в школе и часто принимала учеников у себя дома. И вот я помню, первый, второй, третий, четвертый класс, пока меня не перевели в педпрактику при Московской консерватории, я занималась дома у Ирины Федоровны, а за стеной творил великий Шнитке. Я понимаю, что сейчас это уже классика…»
Ольга Кабо говорит о непонимании классики в бездуховном мире, о том, как надо воспитывать детей, рассказывает о своей дочери и ее музыкальном мире, о любимых композиторах и любимых людях, о работе в театре и в ассоциации каскадеров, и о музыке - в душе, на сцене, в жизни...

Ирина Кутикова
Ирина Кутикова
19.06.2009

В гостях у программы «Не из той оперы…» - Лауреат Государственной премии России, Почетный член Российской академии художеств, Член Союза дизайнеров и Союза художников России, лауреат недели высокой моды в Москве и обладательница Гран-при «Золотой манекен», а так же Президент международного фонда развития моды – Ирина Владимировна Крутикова.
Ирина Крутикова: «Когда я строю показ, я выстраиваю его под музыку, а музыку выбираю под показ обязательно. Многие дизайнеры приглашают режиссера и отдают на откуп, я никогда не отдаю, я музыку всегда подбираю сама. В основном, я была одной из первых, кто стал показывать модели под чисто классическую музыку».
О музыке в контексте модного показа рассказывает российская «королева меха» Ирина Крутикова.

Евгений Чазов
Евгений Чазов
12.06.2009

Еще одна познавательная беседа о музыке с человеком из мира науки. В гостях у программы «Не из той оперы…» Евгений Иванович Чазов – советский кардиолог, академик РАН, Заслуженный деятель науки России, доктор медицинских наук, Почетный доктор множества университетов различных стран мира, автор ряда открытий в кардиологии…
Сегодня он - генеральный директор Российского кардиологического научно-производственного комплекса Министерства здравоохранения РФ.
Евгений Чазов: «…Я просто врач. Вот у вас сегодня врач, который изучает души человеческие и здоровье человека».
Пожалуй, музыка – это искусство наиболее созвучное человеческому сердцу. Ведь именно сердцем, в первую очередь, мы воспринимаем и постигаем ее. Музыка и сердце – тема, которая определила беседу этой программы. Что неудивительно, ведь Евгений Иванович Чазов – это человек, который знает о сердце практически все.
Евгений Чазов: «Помимо того, что мы сейчас много наукой занимаемся, новые лекарства, новые методы диагностики, все-таки милосердие – это одно из главных. Милосердие всегда как-то ассоциируется, по крайней мере, у меня, с классической музыкой, с каким-то покоем. И поэтому сердце и музыка это очень и очень близкие понятия...»
Евгений Чазов говорит о классической музыке, как о самой лучшей профилактике болезней сердца. Далеко не всякая музыка обладает таким свойством. В противовес доктор ставит рок-музыку, столь популярную среди молодежи. И тут же находит здесь несоответствие: почему люди, слушавшие в юном возрасте рок, будучи взрослыми, отказываются от него?

Татьяна Дмитриева
Татьяна Дмитриева
05.06.2009

Крайне интересная беседа с совершенно необычным для радио «Орфей» человеком. О музыке с научной точки зрения рассказывает директор Центра социальной судебной психиатрии им. Сербского, академик Российской академии медицинских наук, доктор медицинских наук, профессор и заслуженный врач России - Татьяна Борисовна Дмитриева.
Ее заслуги и достижения можно перечислять бесконечно - обладательница многочисленных наград России, орденов и медалей, лауреат Государственной премии РФ, автор трехсот научных работ и двадцати одной монографии, Татьяна Борисовна, действительно обожает классическую музыку. Но говорит она о ней в весьма непривычном контексте, рассматривая ее с нового материалистического ракурса.  Музыка – это не только средство душевного отдохновения или источник творческого вдохновения, это нечто большее, способное работать на определенном физическом уровне. Татьяна Борисовна раскрывает взаимосвязь музыки и генетики, говорит о способности классической музыки нивелировать стрессовое состояние у человека, рассказывает о врачебной практике прослушивания той или иной музыки в процессе лечения реальных заболеваний…
Татьяна Дмитриева: «… Сколько себя помню, столько вокруг была музыка. Ее любили в доме, она звучала по радио, она была любима. И поэтому музыка – это было естественное состояние жизни, души всей семьи».
«Где-то, примерно, в шестилетнем возрасте меня начали обучать музыке, появился частный педагог, который приходил к нам домой. И на фортепиано шли, не всегда мною любимые, уроки. Так я осваивала классическую музыку. Но это отдельная история. Все, что касается обучения и познания нотной грамоты – все это не имеет прямого отношения к любви к классической музыке. Это, все-таки, параллельные вещи…»
О студенческом научном труде «О природе воздействия музыки на человека»: «Мне, вдруг, пришло в голову, что музыка – это настолько сильное и настолько информативное воздействие, столько несет в себе глубокой и глубинной информации, что это, скорее всего, третья сигнальная система (физиол., прим. редактора). Вот такой я вывод сделала. Это была, по сути, рабочая гипотеза…»
В чем магнетизм классической музыки? Можно ли музыку исчислять в процентах? Как рождается музыкальный классик? Сбой природы, гений и человек «поцелованный Богом» - это одно и то же? Что нужно слушать при депрессии? А какую музыку было бы неплохо слушать жителям Москвы по утрам в метро?..
На эти и многие другие темы говорит Татьяна Борисовна Дмитриева в программе «Не из той оперы».